Сокращение заболеваемости не позволяет остановить неуклонный рост неизлечимых форм

Петр Савченко

uspehov1@ya.ru

Сообщение о том, что «в мире сократилась заболеваемость туберкулезом», дает некую уверенность после долгих лет напряженной ситуации. Создается впечатление, что решение проблемы действительно найдено.

Но, с другой стороны, сообщение заканчивается констатацией того, что заболеваемость суперустойчивой формой туберкулеза, возбудители которой нечувствительны к основным препаратам, выросла вдвое. И это сильно усложняет ситуацию. Очевидно, не стоит расслабляться, когда заболевание не только не отступает, а наоборот, проявляется в еще более сложных формах. Получается, что «начинаем с хорошего, а заканчиваем… как всегда, худшим».

Несмотря на проявившуюся тенденцию снижения заболеваемости, пандемия туберкулеза пока не преодолена. Ситуация усугубляется тем, что нет противоядия к новой форме заболевания и эта проблема, увы, остается пока не решенной. Прогнозы по разработке действенных препаратов остаются неутешительными. Заболеваемость и эффективность лечения – это принципиально разные вещи. И я думаю, что снижение количества заболевших пациентов не является заслугой лечения. По-видимому, изменилось отношение человека к самому себе.

Трудности в поиске эффективных препаратов заключаются не в том, что специалисты не могут искать, а в том, что решить данную проблему не позволяет фундамент устаревшей науки. Если и удается найти какое-либо эффективное средство, то, как правило, на него не обращают внимания, ибо такие средства не отвечают общепринятым взглядам. Теория о туберкулезе все больше и больше входит в противоречие с реальными экспериментами.

Например, после долгого перерыва многие исследователи снова заговорили о жирах. До 50-х годов прошлого столетия жиры считались лечебным средством. И это лечение давало результаты, непревзойденные до сих пор. С началом применения антибиотиков отказались от лечебного применения жиров по единственной причине – жиры не обладают поражающим эффектом в отношении микобактерии. Ибо ликвидация микобактерии – это основа лечения туберкулеза.

Факты вещь упрямая и их скрыть невозможно. Эффективность использования жиров в лечении туберкулеза неоднократно подтверждалась в последние годы экспериментально. С одной стороны, в соответствии с теорией о туберкулезе жиры не могут оказать никакого лечебного воздействия, так как не поражают микобактерию. А с другой стороны – фиксируется существенный эффект в лечении. Какой лечебный эффект могут оказывать жиры, если они не поражают палочку Коха? Это противоречие пока никто не хочет ни объяснять, ни принимать.

Практически, один раз в два года появляются сообщения о том, что найдено новое средство лечения. Каждое из всех без исключения существующих средств, воздействующих на микобактерию, в лабораторных условиях показывает прекрасный поражающий эффект. Но при клиническом применении все средства оказываются неэффективными в связи с возникновением эффекта необъяснимой резистентности. Почему? Над этим вопросом бьются многие сторонники общепринятых взглядов. Хотя существующие экспериментальные данные уже сегодня позволяют достаточно ясно ответить на этот вопрос.

Совсем недавно, в феврале 2009 года мир облетело сообщение о том, что «Cоздано новое лекарство против туберкулеза». Индийским ученым центра клеточной и молекулярной биологии (Хайдарабад) совместно с коллегами из делийского института иммунологии удалось добиться серьезного успеха в создании нового эффективного средства для лечения туберкулеза и создать новое лекарство «все в одном». Отмечается, что это средство показало прекрасные результаты по ликвидации микобактерии в лабораторных условиях. А разве каждый по отдельности из существующих препаратов не показывает аналогичных результатов в лаборатории? В том то и дело что показывает.

Если каждый по отдельности препарат не лечит, то как они будут лечить «все в одном»? Это иллюзия. Не сложно предугадать, что лекарство «все в одном» точно также будет неэффективным, как и каждый препарат в отдельности. Жизнь убедительно опровергала многие аналогичные надежды. А может, следует остановиться и поискать в ином направлении? Но в каком?

Поиск решений продолжается. Причем исследователи продолжают наступать на одни и те же грабли. Не так давно, в декабре 2010 года, мир облетело сообщение о том, что «Ученые узнали, что делает туберкулез смертельно опасной инфекцией». На первый взгляд создается впечатление, что тайн больше нет, и проблема «неподдающейся микобактерии» решена.

Громки лозунги, а суть остается прежней. Авторы не должны обижаться, ибо неудачи – это тоже результат, который заслуживает особого внимания. Во всем есть своя исключительная изюминка.

Сообщается, что индийские специалисты, сотрудники Международного центра генной инженерии и биотехнологии в Нью-Дели, впервые выявили сложный механизм, при помощи которого бактерии туберкулеза укореняются в зараженных органах. По их мнению, «Туберкулез, вызываемый бактерией Mycobacterium tuberculosis, способен обходить стороной иммунную систему, прячась внутри "ячеек", называемых гранулема, в зараженных легких и тканях селезенки. Это способствует развитию устойчивой инфекции и летальному исходу».

Как поясняют ученые, им удалось выяснить, что бактерии туберкулеза захватывают мезенхимальные стволовые клетки в пораженных органах. С оригиналом сообщения можно ознакомиться в материалах «TB defence could be Achilles heel».

Сразу необходимо отметить, что в сообщении проявляется некорректность перевода, которая, как правило, уводит от истины. Бактерии туберкулеза никогда не захватывают клеток, и они не владеют такими способностями. Только клетка обладает способностью поглощать бактерию, а не наоборот.

По поводу того, что туберкулез прячется в гранулемах. Не думаю, чтобы ученые имели в виду то, что написано в переведенном сообщении. Не может так ошибаться специалист. Не туберкулез прячется в гранулеме, а микобактерия находится в ней. Именно так общество и получает неверные знания, которые впоследствии укореняются. Бактерия, а не туберкулез может находиться внутри гранулемы, что и подтверждено многочисленными экспериментами.

Более корректный перевод выражения «Tuberculosis, caused by the bacteria Mycobacterium tuberculosis, are known to evade the immune system by hiding inside compartments called granulomas in infected lung and spleen tissues» – «Как известно, микобактерия туберкулеза, являющаяся причиной туберкулеза, уклоняется от иммунной системы, скрываясь внутри гранулем…». То, что бактерия находится в гранулеме, еще ни в коей мере не говорит о том, что она там прячется.

Следует также обратить внимание относительно перевода выражения «внутри «ячеек»» от «inside compartments». Ячейки, как правило, ассоциируются с клеткой организма. Поэтому этот перевод некорректен. Для выражения «compartment» более близко по смыслу отдельная (огражденная) полость, что соответствует гистологической картине.

Соответственно и относительно оригинала выражения: «… in New Delhi found the bacteria recruit mesenchymal stem cells (MSCs) to sites of infection in the spleen and lungs». Корректнее будет для «recruit» вместо «принимают на работу», применить «используют для». А вместо «бактерия прячется за защитным клеточным слоем», говорить о том, что «бактерия использует защитный слой», который образуется, в том числе и стволовыми клетками. Что идентично отождествляется со следующим выводом индийских специалистов.

Исследователи обнаружили широкое распространение стволовых клеток. И на этом основании они сделали вывод о том, что «стволовые клетки образуют защитное покрытие вокруг гранулем, и вырабатывают ряд иммуноподавляющих молекул, и это ограждает бактерии туберкулеза от белых кровяных клеток и Т-клеток, которые при нормальных условиях атаковали бы враждебные организмы».

То, что защитный слой существует, это факт. Но вот в отношении иммуноподавляющих молекул – это очередное предположение, которое ничем не подтверждено и таковых не обнаружено. Экспериментальные данные говорят об обратном. Если бы вырабатывались иммуноподавляющие молекулы, то естественно они мешали бы иммунным клеткам «захватывать» как здоровую, так и поврежденную микобактерию. Иммунные тела успешно захватывают как здоровую так и поврежденную бактерию, и при этом первую «охраняют» и защищают ее внутри себя, а поврежденную – фагоцитируют.

В соответствии с гистологическим определением, туберкулезная гранулема – это изолированное образование, в центре которого расположен очаг некроза, по периферии – вал из эпителиоидных клеток и лимфоцитов с примесью макрофагов и плазматических клеток. Между эпителиоидными клетками и лимфоцитами располагаются гигантские клетки Лангханса, которые весьма типичны для туберкулезной гранулемы. В некротических массах гранулемы и в цитоплазме гигантских клеток внутри гранулем обычно обнаруживаются микобактерии. Небольшое число кровеносных капилляров обнаруживается только в наружных зонах гранулемы.

Если внимательно проанализировать сообщение ученых, то становится очевидным, что они, увы, ничего нового в очаге не обнаружили! Гистология очага давно и досконально изучена. Им удалось повторить результаты прошлых лет. Еще в середине прошлого века в учебной литературе можно было прочесть о строении гранулемы и о структурах, которые расположены как внутри, так и вокруг гранулемы. И ранее было прекрасно известно о том, что микобактерия в гранулеме располагается в некротических массах и внутри иммунного тела. Индийские ученые по «старой известной картине» сделали только собственный новый вывод.

Почему-то всегда избегают естественного вопроса – а как может микобактерия поразить ткани организма, если она практически все время находится в изоляции или, находясь в гранулеме, или внутри иммунных клеток организма, которые доставляют бактерию от поверхности легкого в гранулему очага? Почему-то умалчивается, – а как же микобактерия проникает в очаг?

Многим покажется странным, но во фтизиатрии до сих пор отсутствует механизм поражения микобактерией тканей организма. Весь механизм поражения в туберкулезной теории укладывается в одно предложение – микобактерия проникает в организм и поражает ткани. А как происходит поражение ткани с точки зрения физико-химического процесса?... Это значительный пробел фтизиатрии.

Изолированное образование препятствует обмену веществ и проникновению иных тел внутрь. Это означает, что гранулема действительно предохраняет содержимое как от воздействия извне, так и воздействия содержимого гранулемы на здоровые ткани. Только в результате прорыва содержимого гранулемы негативное воздействие может распространиться на окружающие ткани. Через защитный слой гранулемы не проникают не только клеточные и иные структуры, но и не происходит обмена веществ. В результате чего и возникает некроз содержимого гранулемы с последующим расплавлением.

Какова природа формирования туберкулезных гранулем? Этот вопрос продолжает оставаться открытым. Вне всяких сомнений, бактерия, которая запакована в изолированное образование будет недоступна не только для иммунной системы, но и для любых иных методов воздействия (антибиотики в том числе). Микобактерия также недоступна для воздействий и внутри иммунного тела вне туберкулом.

Неужели не очевидно, что не удастся антибиотиками безрецидивно достать бактерию как в изолированном образовании, так и внутри иммунных клеток? Любой разрыв гранулемы, и не только от препаратов, даст более разрушительный результат для окружающих тканей.

Являясь фактически «запечатанной», микобактерия сама не сможет воздействовать на что-либо вне «упаковки», т.е. она лишена поражающего эффекта. Об этом предпочитают умалчивать, ибо это противоречит теории. На основании существующих экспериментальных данных не составляет труда сделать вывод о том, что эффект резистентности возникает только из-за того, что препараты не могут поразить бактерию внутри иммунных клеток и внутри гранулем. А в свободном состоянии микобактерии внутри организма практически не бывает. Как следствие, этот эффект является «мнимым».

Можно было бы сказать, что при открытых формах микобактерия может находиться в организме в свободном состоянии. Но это злокачественный вид течения туберкулеза и прежде, чем говорить о такой форме, изначально необходимо разобраться с предшествующими состояниями. Микобактерия не имеет никакого отношения к возникновению злокачественных форм туберкулеза.

Анализ экспериментальных данных порождает еще один интересный вопрос – как и почему развивается туберкулезное поражение «запакованными» в гранулеме и в иммунных телах микобактериями, если «де факто» это невозможно? Почему вообще умалчивается тот факт, что проникнуть в организм, а точнее в очаг (гранулему) микобактерия может только при активной помощи иммунного тела? Самостоятельно она не способна проникнуть внутрь организма, что неоднократно подтверждено экспериментами. Следовательно, находясь в «запакованном состоянии», микобактерия вообще не имеет никакого контакта с тканями организма. Тогда как она может поражать здоровые ткани?

За свою долгую историю фтизиатрия давно должна была ответить на этот вопрос. Пытаясь найти механизм поражения, наука получила обратный результат – эндотоксины и экзотоксины микобактерии инертны к тканям организма. Таким образом, микобактерии внутри организма практически все время «запакованы» или в иммунные тела, или в гранулемы, а их эндо- и экзотоксины являются инертными к организму. Что, по сути, лишает микобактерию поражающего воздействия.

Но что происходит с микобактериями, когда содержимое туберкулом прорывается? Иммунные клетки их поглощают. При этом здоровые бактерии сохраняются, а поврежденные уничтожаются. Почему?

Заслуга индийских ученых в том, что они еще раз подтвердили данные, полученные до них и подтвердили, что микобактерия в больном организме находится или в некротических массах гранулем, или внутри иммунных клеток. В очередной раз подтверждена гистология очага. Ну а вывод? К сожалению, вывод, который построен на теории, в которой существует масса противоречий, является соответствующим.

Вывод ученых о том, что в очаге увеличивается число формирующих защитный слой стволовых клеток, которые микобактерия привлекает для своей защиты, опровергается существующими экспериментальными данными. Как быть с теми гранулемами, в которых бактерия не обнаруживается, ведь таких случаев становится все больше? Если микобактерии отсутствуют, то кто в этом случае привлекает стволовые клетки и кого при этом защищает гранулема? Вероятней всего, защитный слой туберкуломы спасает бактерию не от нападения иммунной системы, а от чего-то иного.

Вывод индийских ученых не только не укрепляет теорию, а наоборот, подтверждает ее несостоятельность в отношении противоречивых фактов и вопросов, которые стоят перед ней. Известно, что любому патологическому очагу свойственно увеличение количества стволовых клеток для восстановления пораженного участка или образования изолированной полости с целью отделения патологического процесса от здоровой ткани.

Можно ли надеяться на то, что разрушение защитного слоя гранулемы откроет доступ иммунной системе для уничтожения микобактерии? А разве такой доступ к бактерии закрыт? Наоборот, как уже отмечалось, микобактерию в очаг извне организма доставляют только иммунные клетки. Если бы доступ иммунной системе был закрыт, то иммунная клетка не захватывала бы бактерию для обеспечения ее сохранности, и не уничтожала бы поврежденную бактерию.

Для разрешения противоречий необходимо изначально ответить на вопрос – почему иммунная система, которая призвана защищать организм от инородных агентов и собственных патологических структур, вдруг доставляет микобактерию извне организма в очаг? Не может же «сойти с ума» иммунная система у всех больных пациентов одновременно?

Для чего собственная иммунная клетка тащит микобактерию в организм? Это золотой вопрос фтизиатрии. Ответив на него, можно окончательно раскрыть роль бактерии в туберкулезном процессе и механизм возникновения патологического поражения.

То, что иммунная система уничтожает только поврежденные микобактерии, аналогично уничтожению собственных патологических клеток, подтверждает, что иммунная система все-таки вовлечена в защитный процесс при туберкулезе. Но почему она уничтожает только поврежденные клетки? Нет сомнений в том, что все действия иммунной системы при туберкулезе носят защитный характер. Все результаты экспериментов необходимо оценивать исключительно с позиций защитной роли иммунной системы от патологических отклонений в организме, а не относить их к разряду необъяснимых и противоречивых.

Представленные выводы индийских ученых были сделаны на основе результатов моделирования туберкулезного заболевания на животных (mice). Ученым удалось обнаружить увеличенное число стволовых клеток. Аналогичные результаты наблюдались и ранее.

Возникает очередная странность и противоречие. Всем известно, что еще никогда и никому не удавалось смоделировать истинный туберкулез на животных. Что, само по себе, делает некорректными результаты и неверными выводы, так как данные далеки от туберкулезного процесса. Возникает иная патология, отличная от туберкулеза, и о ней можно вести отдельный разговор.

И все-таки моделирование на животных в очередной раз подтверждает, что иммунные тела поражают только поврежденные бактерии. Но ведь лабораторная микобактерия значительно отличается от здоровой. В лаборатории еще не удавалось получить истинную микобактерию, и это является непреодолимой трудностью при ее выращивании. У лабораторной инфекции нарушен механизм воспроизводства, и она изначально сильно угнетена, т.е. имеет определенные повреждения. Что и заставляет иммунное тело обращать на нее внимание и уничтожать.

Никто не смог вырастить в лаборатории бактерию, аналогичную той, которая рождается внутри иммунной клетки и в некротической среде гранулемы. Внутри иммунных клеток и в некротических массах гранулем микобактерия вдруг «оживает», начинает «нормально размножаться» и давать естественный устойчивый клон. Данные факты умалчиваются, хотя они позволяют дать ответы на многие вопросы.

Таким образом, надежды ученых на то, что когда-нибудь удастся разрушить защитный слой гранулемы и освободить микобактерию для воздействия иммунной системы, неоправданны. Они легко опровергаются тем, что иммунная система не только не поражает микобактерию, но и сама захватывает ее с поверхности легкого, дает возможность ей «ожить» и «размножиться», и в собственных телах доставляет ее непосредственно в гранулемы, где выпускает. После чего микобактерия почему-то концентрируется не у здоровых структур внутри гранулемы, а в некротических массах. Этот феномен также требует своего объяснения.

На основании существующих экспериментальных данных можно сделать убедительный вывод – в случае разрыва защитного слоя иммунное тело неминуемо захватит как здоровую, так и поврежденную бактерию. Но уничтожаться будет только поврежденная бактерия, а здоровой иммунная клетка снова предоставит «вид на жительство» и обеспечит сохранность.

Если существующая теория не позволяет сделать корректные выводы и достигнуть желаемых результатов, значит необходимо что-то менять в теории. А зачем, создавать себе сложности, если можно жить и дальше с нерешенными проблемами? Очевидно, это кого-то устраивает.

В заключение считаю необходимым сказать о следующем. Специалисты считают, что микобактерию тяжело уничтожить в организме больного, так как она приобретает лекарственную устойчивость и укрывается или в иммунных клетках, или в гранулемах. И что пока не представляется возможным разрушить эту защиту и воздействовать на бактерию антибиотиками. Это неправда.

Уже сегодня можно легко убивать бактерию всего лишь одним или двумя препаратами, не нарушая защитный слой гранулемы и иммунного тела. Эффективность поражения высокая, практически стопроцентная, как и в лаборатории. При этом можно не допустить проникновения микобактерии в иммунное тело и дальнейшего проникновения в очаг. Я не являюсь сторонником бездумного воздействия на микобактерию, поэтому данный метод может быть предметом обсуждения только среди специалистов и только на твердой экспериментальной основе.

Сегодня невозможно дальнейшее развитие лечебных методов без решения фундаментальных вопросов. Необходимо начинать с них. В противном случае и далее будет рождаться еще много выводов, которые будут аналогичными выводам индийских ученых, и которые никогда не дадут ожидаемого решения, ибо неясное нельзя объяснять неизвестным. Не заболевание приобретает резистентные формы – это мы не можем объяснить природу заболевания и его лечения, прикрываясь резистентностью.

С уважением, к читателю, Петр Савченко




Наиболее просматриваемые статьи: