Социально-психологическая сущность благотворительности

Коноков Андрей Витальевич,

Г. Ессетуки, Kuzmichme@mail.ru

Студент факультета психологии ПФ РГСУ,

Пятигорск, Кирова 26.

Телесноориентированный психотерапевт.

Место работы: Ессентукский психоневрологисеский диспансер

Распространение благотворительной деятельности в современном обществе рождает потребность в её изучении в рамках социальной психологии. С изменением отношения к благотворительности в государстве изменяется степень и качество освещения данного вопроса. Однако эта проблема не разработана ни зарубежной ни отечественной социальной психологией. Изучение социально-психологической сущности благотворительности придаст новые возможности для изучения психологических и социальных процессов в обществе.

Если вопрос просоциального поведения и альтруистических действий в повседневной жизни довольно широко освещён в «практичной» зарубежной, а особенно американской социальной психологии, то вот более специальный вопрос благотворительности не изучен до настоящего времени ни на теоретическом ни на практическом уровне.

Благотворительность можно рассматривать как деятельность частных лиц по оказанию безвозмездной материальной помощи неимущим или организациям, занимающимся поиском решения актуальных для современности проблем, в том числе и проблемы бедности. В Советском Союзе данное понятие имело отрицательный оттенок и рассматривалось как средство маскировки эксплуататорской природы буржуазии [2. – С. 41].

Сейчас отношение к благотворительской деятельности изменилось. По всей видимости, это связано с изменениями в политическом устройстве России, изменением общественных ценностей, развитием общественного сознания и изменениями в сознании отдельных людей. В таком случае благотворительность становится неким отображением или закономерным симптомом развития современного общества и этим определяется необходимость пристального внимания к ней как социальному и как психологическому феномену.

В рамках социальной психологии феномен благотворительности можно рассмотреть как движение, то есть как организованную структуру людей в психике которых нашли отражение основные проблемы общества и целью которой является бескорыстная помощь в решении этих проблем. Данное определение исходит из более общего определения движения данного Ольшанским [3. – С. 332]. Исходя из данного определения, благотворительные движения отличаются от остальных тем что они не несут материальной выгоды его участникам.

Современную благотворительность можно рассматривать именно как движение, потому что она осуществляется в рамках организованных структур (фондов, организаций) и даже те кто просто желает выделить деньги на благотворительность для этого вступают во взаимодействие с этими структурами. Именно структурированность помощи отличает благотворительность от милостыни.

В таком случае благотворительное движение можно рассматривать на двух уровнях. Первый уровень составляют отдельные движения как таковые, имеющие перед собой целью борьбу с конкретной проблемой в конкретной социальной структуре (например Международный фонд по борьбе со СПИДом). Второй уровень составляет феномен благотворительного движения как отображение развития общества и общественного сознания.

Первый уровень показывает какие проблемы актуальны для современности. По перечню сфер деятельности благотворительных фондов и организаций можно судить о наличии какого-либо остро стоящего вопроса, разрешение которого возможно лишь благодаря совместным усилиям значительной части населения, и требующего значительных капиталовложений. Так в современном обществе имеются две глобальные проблемные области в рамках которых проводят свою деятельность подавляющее большинство благотворительных организаций: бедность и здоровье. Однако данные проблемные области по разному оказываются во внимании. Бедность как и болезни по разному распространены в разных странах и народах. Поэтому зачастую благотворительные фонды направляют свою деятельность в конкретные проблемные географические зоны, где борьба ведётся с конкретными проблемами (например, проблема недоедания в беднейших странах Африки). С самого их зарождения именно эта узкая направленность была отличительной чертой благотворительных организаций [8. – С. 127].

Однако, в последнее время, в мире появились благотворительные организации, сфера деятельности которых расширена и уже не столь узка. Чаше всего такое расширение происходит за счет стирания географических границ. По всей видимости это закономерный процесс в условиях глобализации. Кроме того данный процесс может говорить об изменении в общественном сознании направленности от частных проблем к общей проблематики какого-либо вопроса. Благодаря этому современное общество получает задачу и одновременно возможность решать глобальные вопросы человечества на более высоком, более продуктивном уровне.

Благодаря развитию социально-психологического знания, а также исходя из практики социальной работы оказывается что эффективней научить человека решать проблему чем решить её за человека. Поэтому можно наблюдать на данный момент постепенную смену формы благотворительной деятельности с преимущественно гуманитарной на преимущественно развивающую, благодаря которой сегодня происходит развёртывание множества социально-психологических программ, находившихся ранее лишь под покровительством государства. Это говорит о том что общественное сознание поднимается на новый, более высокий уровень в этом вопросе.

В ближайшем будущем актуальным станет вопрос о создании единого координационного центра благотворительности.

Второй уровень феномена благотворительского движения это уровень таких социально-психологических вопросов как развитие общества и развитие человеческого сознания параллельно ему.

Так увеличение количества людей занимающихся благотворительностью говорит о том что в обществе растёт количество людей с просоциальной направленностью сознания. Это говорит о том, как изменяются общественные интересы человечества. Так как благотворительностью могут заниматься либо обеспеченные люди либо те, кто считает это целью своей жизни, то повышение общего благосостояния населения и проповедование гуманистических и социалистических идеалов в населении неизбежно приведёт к увеличению возможностей благотворительных организаций за счёт финансового вливания и увеличения человеческих ресурсов. Такое развитие неизбежно по мнению д-ра Тимоти Лири [6. – С. 71, 139] и оно соответствует социалистическому устройству государства. Так как развитие социализма наиболее продуктивно в условиях демократии (на примере Швеции, Канады и некоторых других стран), то российское общество с направленностью на развитие демократии, общего благосостояния, и гуманизма стоит на правильном пути, хотя сегодняшний день и является лишь его началом.

В социально-психологическом развитии людей в данном направлении большую роль играет развитие таких норм как социальная ответственность, социальная взаимность и социальная справедливость [5. – С. 554-559].

Первым шагом в этом направлении является противодействие естественной предрасположенности в пользу «своей» группы, путём расширения круга людей, чьё благополучие заботит человека [4. – С. 613].

Феномен благотворительности интересен своей связью с понятием альтруизма, имеющим далёкое прошлое в истории философии. Альтруизм рассматривается как абсолютное понятие и выражает бескорыстную деятельность вопреки собственным интересам [7. – С. 12]. С психологической стороны споры о возможности феномена альтруизма не стихают до сих пор. Их основной причиной является то, что, по всей видимости, не возможно в полной мере доказать является ли конкретная деятельность альтруистической. Это происходит из-за того, что от непосредственного наблюдения скрыта большая часть процессов психики человека, определяющих его деятельность. Так эволюционная психология, говорит о том, что с эволюционной точки зрения в любом поступке человека можно найти эгоистические корни [1. – С. 91].

Является ли благотворительская деятельность альтруистической? С одной стороны да, так как она объективно бескорыстна, и люди, жертвующие деньги в благотворительные фонды или непосредственно занимающиеся донесением этой помощи до нуждающихся, не ждут за это материальной выгоды. (Конечно, данное утверждение не относится к тем, кто с помощью благотворительной деятельности пытается уклонится от налогов). С другой стороны благотворительную деятельность нельзя назвать альтруистической по отношению к большинству жертвующих или работающих в благотворительных организациях, так как нельзя сказать что они совершенно не считаются со своими интересами. Так, те люди, чьё финансовое положение позволяет жертвовать большие средства вряд ли не соотносят суму пожертвований со своим доходом и своими запросами. Или мало кто занимается работой в благотворительной организации семь дней в неделю на протяжении всей сознательной жизни.

Еще один социально-психологический вопрос, возникающий при рассмотрении связи благотворительности с альтруизмом, это мотив выбора области в которой происходит благотворительская деятельность (например, борьба с бедностью в отдельной стране или борьба с распространением СПИДа во всём мире). Какими детерминантами определён тот или иной выбор? Ответ на этот вопрос также скрыт в глубинах человеческой психики.

Большой интерес для социальной психологии личности может представлять и вопрос о том, какой эффект оказывает благотворительская деятельность на самого человека который ею занимается. Церковь давно использовала пожертвования не только как средство для своего существования, но и как средство психологической помощи самим жертвующим. В протестантизме благотворительности отводится чуть ли не функция искупления.

При всей важности и значимости вопроса благотворительности можно говорить что данная проблема не разработана в современной социальной психологии. Это должно подстёгивать современных исследователей работающих в области социальной психологии к разработке и научному исследованию данного вопроса.

Литература

1. Крайг Г., Бокум Д. Психология развития. – 9-е изд. – СПб.: Питер, 2004. – 940 с.: ил. – (Серия «Мастера психологии»)

2. Ожегов С.И. Словарь русского языка. Издание третье / под общей редакцией академика С.П. Обнорского. М.: Государственное издательство иностранных и национальных словарей. – 1953. – 848 с.

3. Ольшанский Д.В. Психология масс. – СПб: Питер, 2001. – 368 с. – (Серия «Мастера психологии»).

4. Майерс Д. Социальная психология. 6-е изд., перераб. и доп. – СПб.: Питер, 2003. – 752 с.: ил. – (Серия «Мастера психологии»).

5. Социальная психология / Ш. Тейлор, Л. Пипло, Д. Сирс. – 10-е изд. – СПб.: Питер, 2004. – 767 с.: ил. – (Серия «Мастера психологии»).

6. Тимоти Лири. История Будущего. Перевод с англ. – К.: «Янус», 2001. – 304 с.

7. Философский словарь. Под ред. М.М. Розенталя и П.Ф. Юдина. (Изд. 2-е, испр. и доп.). М., Политиздат, 1968. 432 с.

8. Фирсов М.В., Шапиро Б.Ю. Психология социальной работы: Содержание и методы психосоциальной практики: Учеб. пособие для студ. высш. учеб. заведений. – М.: Издательский центр «Академия», 2002 с. – 192 с.




Наиболее просматриваемые статьи: