Динамические изменения кислородзависимой функции нейтрофилов при моделированном спаечном процессе брюшины

В.А.Липатов, М.С.Гомон, А.Л.Локтионов, А.В.Беседин, И.Л.Локтионова

Курский государственный медицинский университет

Кафедра оперативной хирургии и топографической анатомии

Кафедра анатомии человека

Кафедра биохимии

Кафедра микробиологии

По поводу спаечной болезни брюшины (СББ) ежегодно в хирургических отделениях лечится 1% прооперированных ранее больных, кишечная непроходимость развивается у 50-75% пациентов со СББ, ее консервативное лечение малоэффективно. После операций по поводу спаек брюшной полости рецидивы заболевания составляют 32–71%, летальность при спаечной кишечной непроходимости колеблется в пределах 13–55%, надежные средства профилактики послеоперационного спаечного процесса брюшной полости (СПБП) до настоящего времени находятся на стадии разработки [2, 4, 7, 11, 12].

Большинство авторов едины во мнении, что основным этиопатогенетическим фактором заболевания является повреждение мезотелия брюшины и воспаление с преобладанием его пролиферативной фазы [1, 8, 13].

Многие хирургические заболевания сопровождаются выраженными изменениями в иммунной системе, характеризующимися как состояние вторичного иммунодефицита. Этому способствует комплекс патологических факторов основного заболевания, стресс, обезболивание, операционная травма [6]. Исследование иммунного статуса и попытки его коррекции у больных хирургического профиля показали, что применение иммуномодуляторов в комплексе современных методов лечения способствует ликвидации послеоперационных осложнений, ускоряет заживление тканей, уменьшает время реабилитации больных после операции [9].

Ведущую роль в индукции воспаления играют полиморфно-ядерные лейкоциты. Они мигрируют из кровотока в ткани и выполняют свои защитные функции. Продукты стимулированных нейтрофилов влияют на активность макрофагов, лимфоцитов, тромбоцитов; вызывают дегрануляцию тучных клеток; активируют системы комплемента, свертывания крови, фибринолиза в зоне травматического повреждения брюшины [3, 10]. В современной литературе нет однозначных данных о состоянии иммунитета и факторов неспецифической резистентности при СББ.

Исходя из этого, целью нашего исследования явилось изучение динамических изменений факторов неспецифической резистентности организма при экспериментальном СПБП.

Эксперименты проводили на здоровых половозрелых крысах-самцах линии Вистар, массой 250-300 г, содержащихся на стандартном пищевом и питьевом рационе в условиях вивария КГМУ. Исследования выполняли с соблюдением принципов, изложенных в Конвенции по защите позвоночных животных, используемых для экспериментальных и других целей (г. Страсбург, Франция, 1986).

В стерильных условиях под рометаровым наркозом проводилось моделирование СПБП. После срединного лапаротомного разреза выполнялось гидравлическое препарирование брюшины вентральной стенки с последующим ее иссечением на площади 1 х 1 см, отступя 1 см от края срединной раны. Слепая кишка подвергалась скарификации на всей поверхности до появления «кровавой росы».

Животные выводились из эксперимента путем передозировки наркоза на 3, 7 и 14 сутки. Оценивались морфологические изменения в брюшной полости с использованием визуально-описательного метода и оценкой выраженности СПБП методом семантического дифференциала. Органы, вовлеченные в СПБП изымались из трупов, фиксировались в 10% растворе нейтрального формалина с последующим изготовлением парафиновых срезов и их окраской гематоксилин-эозином, пикро-сириус-ред и по Маллори.

Кислородозависимую активность нейтрофилов определяли по реакции восстановления нитросинего тетразолия. НСТ-тест основан на поглощении фагоцитами нитросинего тетразолия из среды и последующим его восстановлением внутри клетки до диформазана. Реакция с интактными нейтрофилами характеризует степень «функционального раздражения» этих клеток in vivo (НСТ-тест спонтанный); показатели НСТ-теста у нейтрофилов, стимулированных in vitro зимозаном, опсонизированным и неопсонизированным, можно рассматривать как критерий активности при напряжении их кислородозависимой функций (НСТ-тест стимулированный н/з и о/з). Индекс стимуляции нейтрофилов на все виды зимозана (КАо, КАн, КО): отношение диформазан-позитивных клеток в стимулированной реакции к диформазан-позитивным клеткам в спонтанной реакции НСТ-теста [5].

Во всех случаях на всех сроках деформированная слепая кишка была фиксирована плоскостной спайкой к вентральной стенке в месте ее десерозирования. У некоторых животных в СПБП вовлекались петли кишечника, сальник и другие мобильные органы брюшной полости. Выраженность СПБП на 3 сутки составила 2,35±0,22 балла, на 7 сутки произошло незначительное, но статистически достоверное уменьшение его выраженности (p<0,05) до 2,09±0,14 баллов. К 14 суткам выраженность спайкообразования также имела тенденцию к снижению (1,87±0,16 баллов), однако, это не носило статистически достоверного характера. При гистологическом исследовании выявлены динамические изменения созревающей волокнистой соединительной ткани с явлениями затухания инфильтративных процессов и прогрессирующим неоангиогенезом.

На 3-и сутки после воспроизведения СПБП наблюдалось снижение спонтанного НСТ-теста, что косвенно свидетельствовало о присутствии в периферическом русле небольшого абсолютного количества клеток, которое обусловлено массивной их миграцией в очаг воспаления. К 7-м суткам наблюдалось стихание воспалительного процесса, соответственно снижение миграции нейтрофилов. Кроме того, в результате компенсаторной мобилизации костного мозга, в периферическом русле повышается количество полиморфноядерных лейкоцитов, в связи, с чем наблюдалось повышение кислородозависимой активности в спонтанном НСТ-тесте, нормализация которого происходло к 14 дню после моделирования СПБП.

В стимулированном НСТ-тесте неопсонизированным зимозаном на 3-и сутки после операции наблюдалось его снижение. К 7 дню эксперимента – он не отличался от показателей здоровых животных, а к 14 суткам, вновь снижался. Несмотря на такую динамику, обращает на себя внимание тот факт, что на 7 и 14 сутки резерв клеточной активности (КАн) в ответ на неопсонизированный зимозан прогрессирующе снижался. Это объясняется наличием в крови юных, функционально незрелых полиморфноядерных лейкоцитов, не способных адекватно отвечать на стимуляцию.

Формальное исследование НСТ-теста стимулированного опсонизированным зимозаном показало его снижение на 3, 7 и 14 сутки после моделирования СПБП, но при анализе резерва клеточной активности на опсонизированный зимозан (КАо), оказалось, что изменения были такими же как и при стимуляции неопсонизированным зимозаном.

Дискретная способность клеток отвечать на различные стимулы (КО) изменялась закономерно: 3-и сутки после моделирования – не изменялась, так как в кровеносном русле присутствовали зрелые нейтрофилы, к 7 дню эксперимента отмечался выраженный «провал», что обусловлено наличием незрелых лейкоцитов, а к 14 суткам – вновь стабилизировалась.

Достоверной корреляционной зависимости между выраженностью СПБП и изменениями показателей кислород зависимой функции нами не выявлено.

Таким образом, на третьи сутки после моделирования СПБП в периферической крови отмечается выраженное снижение кислородозависимой активности нейтрофилов, за исключением коэффициентов активации, которые повышались или были такими же как и у здоровых животных, что вероятно, связано с массивной миграцией клеток в очаг воспаления, присутствием в кровеносном русле зрелых нейтрофилов, повышением резерва клеточной активности. К седьмым суткам наблюдается истощение резерва кислородозависимой клеточной активности, что обусловлено компенсаторной активацией костного мозга и появлением в крови юных, функционально незрелых нейтрофилов. На четырнадцатые сутки происходит частичная нормализация кислородозависимой активности полиморфноядерных лейкоцитов, что связано со стиханием воспалительных процессов в брюшной полости.

Следовательно, при СПБП на разных сроках после его моделирования отмечаются динамические изменения показателей иммунологической реактивности, в частности кислород зависимой функции нейтрофилов. В связи с этим, перспективным направлением при разработке антиадгезивных профилактических средств можно считать использование местной и резорбтивной иммунокоррегирующей терапии, а также углубленное изучение закономерностей иммунопатогенеза СББ.

Список литературы.

1. Анцупова, В.С. Новые подходы к диагностике и профилактике спаечного процесса [Текст] / В.С. Анцупова, И.А. Шманева, О.В. Колчева // Материалы IV Всероссийской университетской научно – практической конференции молодых ученых по медицине 12-13 мая 2005 г. - Тула, 2005. - С. 218-219.

2. Воробьев, А.А. Профилактика спаечной болезни брюшной полости / А.А. Воробьев, А.Г. Бебуришвили, Е.Е. Писарева // Хирургия. – 1998. – N 2. – С. 65-86.

3. Долгушин, И.И. Роль нейтрофилов в регуляции иммунной реактивности и репаративных реакций поврежденной ткани / И.И. Долгушин, А.В. Зурочка, А.В. Чукичев // Вестн. Рос. Ак. наук. – 2000. - №2. – С. 14-19.

4. Женчевский, Р.А. Спаечная болезнь / Р.А. Женчевский. – М.: Медицина, 1989. – 186 с.

5. Зинкин, В. Ю., Годков М. А. Способ количественной оценки кислородзависимого метаболизма нейтрофильных гранулоцитов человека. // Клиническая лабораторная диагностика, -№1, 2004, -С. 26.

6. Конопля, А.И., Кирсанова Е.В., Нестеренко С.Н., Сумин С.А. Влияние препарата «берлитион®300ед» на отдельные показатели цитокинового статуса в эксперименте in vitro / Современные проблемы науки и образования, -№ 2, 2005, -С. 53-55.

7. Кургузов, О.П. Профилактика спаечной болезни / О.П. Кургузов, Н.А. Кузнецов, Е.Г. Артюхина // Хирургия. – 1990. – N 10. – С. 153-159.

8. Осипов, В.И. Патогенетическое лечение и профилактика спаечной болезни органов брюшной полости: Автореф. дис... д–ра мед. наук / В.И. Осипов. – Саратов, 1994. – 19 с.

9. Парахонский, А.П. Иммунный дисбаланс при опухолевых заболеваниях и его коррекция. Материалы Международного конгресса «Иммунитет и болезни: от теории к терапии», 2005, -С. 251-258.

10. Тотолян, А.А. Клетки иммунной системы [Текст] / А.А. Тотолян, И.С. Фрейдлин. – СПб.: Наука, 2000. – 231 с.

11. Филенко, Б.П. Возможности профилактики и лечения острой спаечной кишечной непроходимости: Автореф. дис… д–ра мед. наук / Б.П. Филенко. – М., – 2000. – 298 с.

12. Peritoneal adhesions: etiology, pathophysiology, and clinical significance// Digestive Surgery. – 2001. - №18. – Р. 260-273.

13. Thompson, J. Pathogenesis and prevention of adhesion formation / J. Thompson // Digestive Surgery. – 1998. – Vol. 15, – N 2. – P. 153-157.

---------------------------

В.А.Липатов, М.С.Гомон, А.Л.Локтионов, А.В.Беседин, И.Л.Локтионова. Динамические изменения кислородзависимой функции нейтрофилов при моделированном спаечном процессе брюшной полости. / Материалы I Всероссийской конференции молодых ученых-медиков, организованной Воронежской государственной медицинской академией и Курским государственным медицинским университетом / под ред. профессора Е.И. Есауленко и профессора А.И. Лазарева. – Воронеж, 2007. Т. 2 –С. 207-212.

Источник: http://drli.ds8.ru





Наиболее просматриваемые статьи: